Пятница, 16 апреля, 2021

«Мягкий саботаж». Как в судах не штрафуют тех, кто нарушает правила

Должен знать

«Мягкий саботаж». Как в судах не штрафуют тех, кто нарушает правила

Уже половина регионов Украины находится в «красной» карантинной зоне. За нарушение ограничительных мер установлены «драконовские» штрафы. Но на деле не надеть маску или даже провести подпольную вечеринку – никто не боится. УНИАН изучил, чем заканчиваются дела нарушителей карантина в Реестре судебных решений, и поговорил с юристами о том, как у украинцев получается избегать наказания.

За время эпидемии полицейскими было составлено более 80 тысяч протоколов по статье о нарушение правил карантина. Легко посчитать, что если бы каждый нарушитель заплатил бы по 17 тысяч штрафов, то общая сумма была бы внушительная — примерно 1,4 млрд грн. На деле, наказывают примерно 7% нарушителей, а с учетом апелляций, количество реальных штрафов еще меньше. 

 «Я в этом магазине вообще не работаю»

На первый взгляд, в борьбе с нарушителями карантинных ограничений все просто. Полицейский видит продавца или водителя маршрутки без маски, либо открытый ресторан во время жесткого запрета, составляет протокол, делает, все что необходимо в таких случаях, а суд работает как конвейер: штраф за штрафом.   

Но в зале суда дела, с вроде бы очевидной виной нарушителя, рушатся. Например, в начале ноября 2020 полицейские составили протокол на продавщицу магазина «Пролисок» в Хотяновке (Киевская область). Но на суде женщина рассказала, что она в том магазине… вообще не работает. Якобы, подруге-продавщице надо было отлучиться на час к стоматологу, вот она и подменяла. По поводу маски заявила, что сняла, чтобы принять лекарство, и сделала это, пока в магазине не было посетителей. 

Суд счел, что работниками полиции действительно не установлены лица, которые намеревались приобрести товар, не допрошены свидетели. Подтвердилось и то, что женщина, стоящая за прилавком, не была официально трудоустроена. Дело закрыли. И это далеко не единичный случай! 

Кроме таких историй, важно отметить и другую категорию: когда нарушитель признает свою вину и говорит, что продолжал работать в локдаун, чтобы прокормить семью. Также хватает и тех, кто «снял маску, чтобы поесть» или «выпить воды». 

В свое оправдание украинцы рассказывают «занимательные» истории. Например, торговец Калининского рынка в Черновцах объяснял судьям, что всегда выполнял все нормы, говорил, что маску снял лишь для того, чтобы пообедать внутри своего контейнера. А потом и вовсе перешел к обвинениям. Дескать, полицейский и кто-то из администрации рынка обманули его, сказали, что составляют протокол по нарушению правил торговли: «Нужны показатели». Продавец якобы поверил, что полицейский сам оплатит мизерный штраф «за товар в проходе», дал себя сфотографировать, все подписал, не читая…

Ему присудили 17 тысяч штрафа, но в итоге продавец выиграл апелляцию. Судья счел, что в этом деле отсутствуют доказательства того, что он осуществлял «прием и обслуживание в общественном здании или сооружении посетителей без средств индивидуальной защиты». 

За время эпидемии полицейскими было составлено более 80 тысяч протоколов по статье о нарушение правил карантина / фото УНИАН

«Не установлены личности пассажиров»

Отсутствие доказательств – момент, который кочует из одного дела в другое. Это можно было бы все списать на то, что год назад полиции дали полномочия, но не научили составлять протокол. Но время идет, а проблема остается.

Так, 23 марта Воловецкий райсуд Закарпатской области рассматривал дело водителя, который вез украинцев из Ровно в Парму, протокол по нему оформили 25 февраля. В свое оправдание шофер заявил, что находился в маске, но подписал протокол, чтобы не задерживать рейс, а судья заявил, что в административных материалах не указано ни одного свидетеля события данного правонарушения, нет и любых других доказательств, подтверждающие вину. 

В одном из решений по «делам водителей» УНИАН встретилась детальная претензия: «При оформлении материалов данного дела работниками полиции не установлены личности пассажиров, не отобраны их пояснения, не указаны в протоколе свидетели правонарушения». 

Если перенести эту логику на зал столичного ресторана, где у официанта маска под носом, или где посетителей запускают с черного входа, то задача полицейских по сбору доказательств и вовсе кажется невыполнимой. 

Но, может быть, фото нарушителя снимает вопросы?  Вовсе нет. Поскольку их тоже надо грамотно делать. Например, в июле прошлого года полицейские составили протокол на водителя маршрутки за то, что он был без маски. Снимки в материалах были, но цитируем: «…из предоставленных работниками полиции фото с места события, суд лишен возможности установить, что лицо, находившееся в автобусе «Богдан А091» — лицо, в отношении которого составлен данный протокол об административном правонарушении». 

Одно дело – разные судьи – разные решения

И адвокаты, доказывая вину своих подзащитных, и судьи, аргументируя то или иное свое решение, используют множество юридических нюансов. К примеру, логично, что за работающее кафе должен быть оштрафован не официант, а владелец заведения, работник не несет ответственности за нарушения работодателя. Или, скажем, у нас тяжело оштрафовать водителя, который везет пассажиров без маски. Но за этот вопрос фактически должен отвечать перевозчик (либо нужны доказательства, что перевозчик поручил выполнение, контроль этой нормы водителю). Но даже если все доказательства предоставлены суду, на заседании может прозвучать: «За малозначительностью деяния освободить от административной ответственности». 

На этом фоне некоторые решения судов о штрафе в 17 тысяч выглядят абсурдно.

Например, в начале апреля прошлого года в Сумах суд оштрафовал на 17 тысяч гривен четверых иностранцев, студентов-медиков. Компанию застали за курением кальяна у озера Чеха. В свое оправдание один из парней говорил, что ему надоело сидеть на карантине, а про запрет посещения парков и об обязанности носить маски он не знал. 

«Студенты сидели не в обустроенной зоне отдыха, выбрали уединенный уголок на берегу. Это нельзя называть «общественным местом»», — рассказывал УНИАН адвокат студентов Дмитрий Грищенко. К слову, одна из неурегулированных законодателем проблем — необходимость четкого определения, что такое «места общего пользования» и «общественное место». Все четверо студентов обжаловали решение суда, и здесь начинается самое интересное. Три апелляции были проиграны, а одна выиграна. Одному из студентов штраф платить не надо. 

Повторимся, речь идет об одной компании. Все были без масок в одно время в одном месте, но два разных судьи приняли разные решения.  

С учетом апелляций, количество реальных штрафов меньше 7% / фото ua.depositphotos.comНа решение суда влияет множество факторов

Только по решениям судов откровенно тяжело проследить общую логику судей. Непонятно, почему нарушение одних считают «малозначительным», а других — нет?

«На самом деле, на судью влияет множество факторов, которые могут не отображаться в реестре судебных решений. Судьям важно, пришел человек в зал суда или игнорировал заседание. И в каждом деле обстоятельства разные. Например, я слышал, что одному из оштрафованных у нас в Сумах несколько раз делали замечания, просили надеть маску, и только потом составили протокол, и это тоже могло повлиять на решение судьи», — отмечает адвокат Дмитрий Грищенко (по материалам дела, один из оштрафованных в Сумах военный пенсионер крыл матом продавцов супермаркета и слова про раскаяние в этом не помогли выиграть апелляцию). 

В целом, такое относительно малое количество штрафов за нарушение карантинных режимов, связано с общей ситуацией как в стране, так и в судах. Суды перегружены, и часть дел не успевают рассмотреть в положенный срок – три месяца. Возможна коррупция. Полиции, как и всем людям, свойственно ошибаться. Наконец, за предупреждением, а не штрафом, могут стоять взгляды судьи на сам карантин. Кто-то может счесть, что для продавца штраф в 17 тысяч – непомерная сумма, а сам по себе судебный процесс — достаточное наказание. 

«Когда законотворцы создают законы и нормы, которые идут вразрез с ощущением справедливости, очевидно, что иного результата, чем мягкий саботаж, они не получат. Ни у кого не вызывает возмущение высокий штраф за вождение в пьяном виде. Но за отсутствие маски, за открытое кафе — 17 тысяч, 34 тысячи? Такое ни в какие рамки «справедливости» не вписывается, — рассказал УНИАН адвокат Виталий Коломиец. – В итоге, общество пытается регулировать этот вопрос на горизонтальном уровне. Где-то судья понимает, что на предпринимателях с базара делают показатели. Где-то человек думает: «Потрачу деньги на адвоката, может, протоколы неправильные» (часто так и бывает). Есть те, кто оспаривает в суде собственно законность карантина, способа, которым его вводили. Никто не говорит, что этого не надо было делать. Но есть процедуры, которые предусматривают определенные мероприятия перед тем, как принимать решения о введении общенационального карантина. И сложно сказать, как ситуация будет развиваться дальше. Возможно сформируется критическая масса, когда кто-то отменит постановление Кабмина в суде, а, может, люди на местах найдут механизмы противодействия».

В целом, как ранее УНИАН рассказал экс-заместитель министра охраны здоровья Павел Ковтонюк, эффективность штрафов, как инструмента борьбы с эпидемией в Украине, вызывает вопросы: «В штрафах что главное? Не размер, а необратимость. Если штраф будет 5 гривен, но его каждый раз будут накладывать, будет эффективно. Если — 500 евро, но не наказывать, — это не эффективно. Мы не умеем работать со штрафами. Мы умеем работать с обещанием страшных наказаний, которые никогда не наступают».

Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Случайные новости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Свежие новости