Квартирный вопрос в 2050 году: останется ли он болезненным через …

Должен знать

Квартирный вопрос в 2050 году: останется ли он болезненным через …
Найти место, где укрыться от непогоды – это базовая потребность для человека. Дом будущего становится непростой задачей – людей на планете становится все больше. И это вовсе не о количестве этажей или дизайн квартиры. Это скорее о климате или энергетике. О сети и инфраструктуре. Возможно, нам уже сейчас пора обсуждать новые модели для жилья. Мы смотрим на цифры: к 2050 году на планете будет жить девять миллиардов человек. Абсолютное большинство из них в больших городах. Если ничего не изменить, то природа сама придет к изменениям. Из-за загрязнения, которое провоцирует мегаполис.
Если верить научной фантастике, то жилье будущего делится на две категории: нечто, напоминающее мрачные пчелиные соты – маленькие помещения с бесконечным количеством этажей; другой вариант – современные зеленые мегаполисы с множеством растений, интегрированных в многоэтажное жилье.
Авторы исследования Dream the Future. Home изучили все самые безумные проекты. С мыслью о том, что однажды все, что сейчас кажется неосуществимым, может стать реальностью.
В 2008 году впервые в мире стало больше городского населения, чем сельского. Города стали основной средой жизни. Шанхай, Нью-Дели, Мехико и Каир к 2050 году легко пересекут границу в 30 млн населения. А жителей Токио уже будет 50 млн.
Кент Ларсон, архитектор из США, считает, что человечество сейчас переживает период экстремальной урбанизации. По территории города занимают всего 2% планеты, но потребляют 75% энергии. И производят более 70% всех выбросов углекислого газа.
В Париже, но в лесу? В небоскребе, но в дереве?
Стефано Боэри, архитектор из Италии, отмечает, что европейские создатели городских стратегий пытаются как можно больше вернуть в города зеленых насаждений. И для такого сочетания, например, во Франции, разработали проект озеленения Парижа. Он предусматривает использование любой плоскости для высадки растений. «Меня считают сумасшедшим, но люди хотят жить среди таких безумных идей, в городах, где нет загрязнения и мусор», – говорит автор проекта Венсан Кальбо. Кальбо в первую очередь предлагает заменить при строительстве металл и бетон на дерево и бамбук. Потому что они впитывают углекислый газ. Итак, в воображении Венсана Кальбо город превращается в лес, а каждое помещение – в дерево.
Впрочем, при любых условиях, единственной бесспорной истиной в этом остается многоэтажность. Рост городов в высоту – процесс, который не остановить. После изобретения Отисом в конце 19 века лифта количество этажей растет ежегодно. Сейчас более 9000 зданий мира имеют высоту более 100 метров. Эмпайр Стейт Билдинг стал обычным домом.
Хотите ли вы быть не хозяином дома, а его капитаном?
Другим вектором разрастания городов может стать вода. Архитекторы не останавливаются в своих попытках разработать надежное и приемлемое для жизни помещение на воде. Кун Олтхейс – голландский архитектор, мечтающий строить на воде целые города. Его дом по принципам строительства не очень отличается от корабля. Но вода – это наводнения, вода поднимается и опускается.
Итак, дома Олтхейтса стоят на подвижных опорах, которые вместе с водой управляют высотой дома. Коммуникации же должны обеспечиваться гибкими трубами, чтобы электричество, вода и канализация могли попасть в дом и таким же образом его покинуть.
«Сейчас мы пока строим статические дома для динамичного общества. У нас постоянно что-то меняется: становится больше детей, потом меньше: они едут из дома, потом мы становимся пожилыми людьми. А дом остается таким же. А если нужно по работе переехать, скажем, из Амстердама в Барселону, мы продаем свой дом и покупаем в другом городе. А представьте, что ваш дом на воде можно будет просто перевезти в Барселону «, – предлагает выход Кун Олтхейтс.
Кто прораб вашего строительства: трансформер или оса?
Ориентируется на динамику жизни и Кент Ларсон, который отмечает: «Планируя стратегическую застройку города, надо помнить о необходимости в недорогом жилье для креативной молодежи. Потому что это те же люди, которые работают до утра, обмениваются идеями в барах и клубах. Им не требуется дорогостоящее жилье, которого они не могут пока себе позволить».
Итак, переизобрести структуру городского жилья пытаются многие архитекторы. В частности, Асьер Ларреа, считает, что даже в самом маленьком помещении можно найти пространство: «Если мне нужно пространство для сна, мне нужна спальня. Если для работы – кабинет. Но мы не используем и то, и то одновременно». Итак, Асьер предлагает превратить помещение в динамический трансформер, используя роботов. Единственное, что пока не удается, – уменьшить стоимость такого мегамеханизма.
А, возможно, поиск следует вести не в направлении уменьшения помещения и наполнения его техникой. Что, если дома можно будет просто строить на конвейере? Точнее, на принтере. Массимо Маретт, инженер из Италии, рассказывает, что вдохновило его на создание дома на принтере: «Однажды я наблюдал, как оса строила свое гнездо. Она сушила грязь на солнце, а затем постепенно с него лепила свой дом. И это идеальный выход для строительства за бесценок. Я подумал, что эта оса – идеальный 3D-принтер». Из цемента уже печатали дома. Это делается довольно легко. Но Массимо отказался от цемента, сосредоточившись на грязи – то есть земле. При производстве цемента страдает окружающая среда, поэтому грязь и солома кажутся неплохой альтернативой.
В сторону технологии 3D-принтера смотрят и те, кто надеется колонизировать для жизни другие планеты. Если это когда-нибудь случится, то другого выхода, чем печатать помещения, инженеры не видят.
А что планируем и о чем мечтаем мы в Украине?
Дискуссия украинских экспертов началась с определения – время ли сейчас для урбанизации? Модератор встречи, Денис Судиловский, маркетинг-директор ресурса ЛУН, спросил участников, не доказал нам карантин, что необязательно всем стремиться жить в центре, в столице, рядом с работой.
Поддержала это и Ульяна Пчелкина, общественный деятель, которая говорила во время дискуссии о доступности городских пространств и от имени людей с инвалидностью: «Очевидно, что Киев уже поглотил часть городов-сателлитов. Например, город Буча, в которое я в свое время сбежала, уже нельзя назвать зеленым, оно понемногу застраивается. Но если говорить о доступности и возможность полноценно жить людям с инвалидностью, то город – единственный выход. Здесь все равно проще. Поскольку в провинции, в сельской местности, инфраструктура для маломобильных слоев населения вовсе не развивается». И этот вопрос не только о людях с инвалидностью, ведь каждый из нас на том или ином этапе жизни входит в  маломобильную группу. Это коляска или временное повреждение, или возрастные изменения.
Участники дискуссии согласились, что в украинских реалиях стоит сосредоточиться на стратегичности плана застройки в значительно большей степени, чем на футуристических поисках новых материалов или методов строительства.
Одним из прикладных вопросов есть варианты решения проблемы морально и физически устаревшего жилого фонда в мегаполисе. Наталья Рева, PR-директор SAGA Development, отметила: «Есть два пути. Один – это пример той же Германии. Они взяли и сделали старые дома энергоэффективными, несколько усовершенствовали их и продолжают использовать. С другой стороны, можно последовать примеру Москвы, где такие дома сносят кварталами и застраивают новыми. Но я думаю,  еще минимум лет 30 до этого фонда дело не дойдет. Потому что у нас есть промзоны, которые застраивать легче, чем сносить кварталы».
Александр Кучерявый, «зеленый» архитектор, выступает за реконструкцию. Именно потому, что любое новое строительство – это, как и упоминалось в фильме, новое воздействие на природу и климат: «Но это надо было делать 20 лет назад. Как это сделала Польша. Они реконструировали, утеплили, пока эти еще были живыми. Теперь это будет стоить значительно дороже. Те же киевские хрущевки можно было бы спасти. Например, у зоопарка. Это и расположение, и дворы, и озеленения. Достроить не более двух этажей – и было бы идеально. Но Киеву нужны километра жилья. Поэтому это лишь политическая воля: нам нужно комфортное жилье или свечи, в которых потом возникнет проблема с паркингом?»
Евгений Бушма, директор по продажам и обслуживанию клиентов YASNO, отметил, что, говоря о комфортности условий проживания, кроме чисто инфраструктурных вопросов, стоит обращать внимание и на энергоэффективность жилья: «Дома советской застройки имеют потенциал повышения энергоэффективности от 20 до 50%, а в некоторых случаях и до 60-70%. То есть энергетическая модернизация зданий – это достойный источник роста ВВП страны в результате более рационального использования средств и ресурсов. Бизнесы также могут помогать своим бытовым клиентам становиться более энергосберегающими. В странах Европы довольно распространена практика, когда поставщики электроэнергии, газа и тепла предлагают клиентам сопутствующие товары и услуги для уменьшения коммунальных расходов. YASNO также помогает своим клиентам уменьшать затраты на энергоресурсы и повышать комфорт, предлагая широкий выбор энергоэффективных решений для дома (цитата дополнена после ивента. – Ред.)».

Сошлись участники дискуссии на том, что говоря об украинских городах до 2050 года, можно было бы сосредоточиться на энергоэффективности жилья. Прекратить греть улицу, платить за это большие средства и сжигать для этого обогрева и ресурсы, и воздух. Не так важно, как будет выглядеть дом украинца в 2050 году. Важнее, как эффективно он будет функционировать.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Случайные новости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Свежие новости