Коронавирус в Украине — спасайте себя сами — новости Украины —

Должен знать

Коронавирус в Украине - спасайте себя сами — новости Украины —
Спасение утопающих – в руках самих утопающих. Фактически, именно эту банальную истину с трибуны Верховной Рады озвучил министр МОЗ Максим Степанов. Мол, кого-то отдельно ответственного за Covid-19 не существует, «настало время личной ответственности каждого». Правда, если для министра эта ответственность равна отставке, то у граждан другие, гораздо более печальные расклады.
Если полгода назад в сети мы шутили, что лучше попасть в больницу в начале пандемии, пока количество больных не зашкаливает, врачи не получили истощение, а медоборудования и кислорода хватает, то сегодня это уже не выглядит шуткой. Те, кому «посчастливилось» полежать с «короной» в медучреждениях, рассказывают, как больным не хватает коек в палатах – люди находятся в коридорах, как приходится «делить» кислород, который почему-то за полгода подключен, в большинстве своем, только в реанимациях, а не в «ковидных» отделениях, как в выходные дни медперсонал может вообще не подойти к больному, поскольку медсестры и врачи массово увольняются и просто некому работать…В шаге от катастрофыЕще несколько недель назад в МОЗ уверяли: ситуация под контролем, вопрос обустройства «мобильных» коронавирусных госпиталей, например, в столичном Дворце спорта, находится в повестке дня, чиновники точно знают, сколько медоборудования для этого необходимо, как его приобрести и установить. Теперь же риторика кардинально изменилась.«Мы дошли до точки невозврата и близки к катастрофе…Эпидемия развивается ураганными темпами по всему миру. Нам необходимо приготовиться к неизбежному: легко пройти вторую волну невозможно. Поэтому наши усилия направлены на то, чтобы пережить эти испытания с минимальными расходами», — заявил во время своего выступления перед депутатами Верховной Рады министр МОЗ Максим Степанов.По его словам, «с какой бы скоростью мы не добавляли койкоместа, коронавирус распространяется намного быстрее». К тому же, если не будет достаточного количества врачей, «количество коек уже не будет иметь никакого значения».Похоже, в профильном министерстве, наконец, заметили то, о чем сами медики и волонтеры трубят не один месяц.К примеру, врач-инфекционист из Черновцов Ольга Кобевко в открытую говорит, что количество мест «на бумаге» и в реальности – разные вещи. Медперсонала катастрофически не хватает. К тому же, у медиков нет оснащения, возможности оказывать больным действенную помощь. «Мы можем оборудовать дополнительные места, но нам нечем помогать больным. Нет концентраторов, точек подачи кислорода», — отмечает она.Директор благотворительного фонда «Корпорация Монстров», волонтер из Одессы Екатерина Ножевникова добавляет, что места в стационарах той же Южной Пальмиры еще имеются, «а вот с местами в реанимациях – полный провал». «ИВЛ закупили, но врача-реаниматолога или реанимационную медсестру в магазине не купишь», — говорит она.Врача-реаниматолога или реанимационную медсестру в магазине не купишь / REUTERSК тому же, тяжелых пациентов (у которых Covid-19 – очередное заболевание, вдобавок к имеющемуся «букету») госпитализировать крайне сложно. Медучреждениям необходим ПЦР-тест. А его результатов, зачастую, приходится ждать не один день.Как результат, лечиться приходится, в прямом смысле, на дому.Кислородное голоданиеПо словам соосновательницы Благотворительного фонда «Свои» Леси Литвиновой, если судить по количеству запросов «по кислороду», задыхается половина страны. «А вторая – паникует», — говорит волонтер.На балансе у «Своих» есть кислородные концентраторы. Но они, как и концентраторы, которыми занимается БФ «Корпорация Монстров», постоянно «в работе». То есть, выдать их «по желанию» всем нуждающимся – нет никакой возможности.«На днях я за один вечер выдала восемь концентраторов. Два вернулись – пациенты дождались своих ПЦР и их госпитализировали. Еще двое пациентов (с Альцгеймером и параличом) не могут быть госпитализированы, они проходят лечение дома, под присмотром семейного врача. А еще четыре – это выписанные из стационаров пациенты, у которых дома упала сатурация. У таких пациентов машины будут работать недели две-три, не меньше», — делится наблюдениями Екатерина Ножевникова.В свою очередь, Леся Литвинова рассказывает, что в фонд обращается много людей, которые предлагают: «Давайте, мы купим кислородный концентратор/переведем денег на покупку, пусть он стоит у вас в фонде, работает на тех, кому надо сейчас, а когда нам понадобится, вы вернете». Но волонтеры не могут пойти на такой шаг – кому-то в данный конкретный момент кислород может оказаться просто нужнее.По словам Литвиновой, принцип выдачи кислорода у фонда неизменный: при показаниях для использования кислорода, в первую очередь тем, кто тяжелее, при наличии аппаратов.Кислород на вес золотаЖелание «подстелить соломки» заставляет украинцев искать и покупать кислородные концентраторы домой. Мало ли, когда может пригодиться. «Аппарат может выдавать максимальный поток 3 литра в минуту, 5 литров, 10 литров и даже 20 литров. Цена будет отличаться разительно. Практика показывает, что при ковиде многие обходятся пятеркой. Но сильно не все. Трехлитровый можно не покупать вообще. 20 литров – настолько редкий случай, что я не купила ни одного, хотя предлагали», — делится опытом Леся Литвинова.Количество литров в минуту, которые нужны для терапии, подскажет врач. Но… это невозможно сделать заранее. «Ориентироваться он будет на объективное состояние, вес пациента и показатели пульсоксиметра», — говорит Литвинова.Большинство концентраторов рассчитаны на одного пациента. Но есть продвинутые модели, которые позволяют подключить двух сразу. «По нашему опыту это примерно каждый 15-й случай из обратившихся», — отмечает волонтер.Большинство кислородных концентраторов рассчитаны на одного пациента / фото ua.depositphotos.comПо ее словам, на сегодня, несмотря на большое количество предложений в сети, в наличии концентраторов практически нигде нет. Если есть, то либо стоит неоправданно дорого, либо через 15 минут уже продан. Нужно ждать и ловить. Но и цены «кусаются». «В спокойные времена пятилитровый концентратор можно было купить примерно за 15 тыс грн, десятилитровый за 35 – 40 тыс гривен. Сейчас цены пошли вразнос и зависят от сроков поставки, степени изношенности и совести поставщика», — говорит Литвинова.К сожалению, даже если вам удастся удачно «поймать» концентратор и его приобрести, это не гарантирует, что он стопроцентно поможет! Семейный врач Михаил Данильчук, который и сам переболел коронавирусом, отмечает, что в рядах медиков длится дискуссия, стоит ли покупать кислородные концентраторы домой. «Есть коллеги, которые рекомендуют. Но любое оборудование в руках человека, который не умеет им пользоваться, не поможет. Более того, заберешь аппарат себе, а он не понадобится, хотя мог бы спасти 10-15 жизней… Честно, мне кажется, что это не рациональное использование ресурсов», — говорит он.Забрать нельзя оставить«У нас был кислородный концентратор с производительностью 4 л/мин, и его не хватило. Концентратор производит кислород из комнатного воздуха, в больнице кислород дают из баллона, чистый. Это был для меня решающий аргумент, чтобы обратиться за помощью в больницу», — рассказывает харьковчанин Андрей Хересский.Его мама была госпитализирована в 25 городскую больницу — «одну из самых жутких больниц» — Харькова на четырнадцатый день болезни. «К тому времени уже четверо суток она была на кислороде, капельницах и инъекциях — полный курс лечения при коронавирусе. Скорую вызвал, когда сатурация опустилась до 80… Через коллегу смог выйти на заведующую отделением. Только благодаря ей в первый день к маме подошли и дали кислород — через семь часов после госпитализации. И сделали один укол гепарина в живот. Это вся терапия за первый день лечения в больнице», — рассказал он.В больнице кислород дают из баллона, чистый / фото REUTERSОднако то, с чем пришлось столкнуться в медучреждении, мужчину шокировало. По словам Андрея, каждый день в больнице происходили какие-то пертурбации – врачи и медсестры увольнялись, кое-как набирались новые, а те, кто оставался работать, вынуждено делали это без отдыха и, буквально, валились с ног от усталости: «Персонала не хватает катастрофически, врачи и медсестры валятся с ног от усталости. Коммуникация между врачами и средним медперсоналом нарушена: медсестры не выполняют назначения врача, врачи забывают писать в назначения лекарства, которые говорят купить родственникам. Средства индивидуальной защиты от ковида видел только на врачах скорой — в больнице все ходят в обычных халатах и масках… На выходные к больным подходили только раз в сутки — медперсонала не хватает даже в будние дни, на выходные же больные остаются совсем брошенными».На третий день в больнице закончился кислород и все больные, включая тяжелых, находились без него 5-6 часов, пока не подвезли новый.«В первые же выходные состояние мамы критически ухудшилось, сатурация упала до 71. При такой низкой сатурации больных следует переводить в реанимацию, но нет. Попасть в реанимацию можно в двух случаях: больной дал остановку сердца или совсем уже помирает, либо вы договорились с врачом из реанимации и дали ему денег», — говорит Андрей.Еще одна проблема — больница закрыта, внутрь попасть невозможно. Для передач назначены часы утром и вечером. А, чтобы поговорить с врачом, родственники простаивают у входа по 5-6 часов ежедневно.В этой ситуации Андрей посчитал более безопасным лечение дома. «Решение забрать маму далось мне не просто. Сейчас сатурация 88-89, 28-й день болезни, продолжаем лечение в домашних условиях», — отмечает он.Осторожно, уголовная ответственностьТакие истории, к сожалению, сейчас не редкость. И, принимая решение лечиться на дому, следует учесть еще один важный нюанс.По словам адвоката «Investment Service Ukraine» Александра Озерова, даже несмотря на большую нагрузку на врачей, вызванную быстрым распространением коронавируса, отсутствие мест в лечебных учреждениях и ограниченный доступ к лечению в сельской местности, обращение к медработникам «является обязательным и защищает лиц, занимающихся самолечением, от дальнейших негативных последствий».Ведь в таком случае (даже если общение с врачом происходит онлайн или по телефону) алгоритм лечения в обязательном порядке фиксируется в амбулаторной карте больного или другой медицинской документации. «И эти документы являются доказательством в случае расследования уголовного производства по фактам наступления тяжких последствий для здоровья больного», — говорит Озеров.То есть, даже формально зафиксированное обращение в лечебное учреждение защищает вас (и медиков) от возможности привлечения к уголовной ответственности за действия, которые могут быть расценены, как оставление без помощи или непринятие мер по ее предоставлению. Ведь, в случае доказательства вины, такие действия, по словам юриста, грозят лишением свободы до восьми лет.…Коронавирусные времена диктуют новый уклад жизни. Не заболеть. Если заболел, то уповать, что не тяжело. Если тяжело, то надеться, что в больнице хватит мест и кислорода. Если лечиться дома, то найти кислородный концентратор не за все деньги мира. Если концентратор найден, исправен, подходит и используется, верить, что он поможет. И вашим родственникам не придется отвечать перед законом за то, что оказывали медпомощь без соответствующей квалификации.Татьяна Урбанская

Случайные новости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Свежие новости