«Коломойский не согласовал». Олег Бондарь почти стал главой МАУ. …

Должен знать

Юрист Олег Бондарь годами судился за права крупнейшей авиакомпании Украины – Международные авиалинии Украины (МАУ) с Министерством инфраструктуры, аэропортами и даже Ryanair, когда лоукостер заходил в Украину.
Он – совладелец и руководитель бюро «ECOVIS Бондарь и Бондарь», которое уже давно сотрудничает с авиаперевозчиком.
11 ноября в его карьере могло произойти важный этап. Акционеры МАУ назначили Бондаря президентом авиакомпании, уволив действующего главу – Евгения Дыхне.
Впрочем, сделать это оказалось не так просто: Дыхне пошел в суд и заблокировал смену. Он утверждает, что не видел протокола решения и не согласен с оценкой своей работы со стороны Арона Майберга – председателя наблюдательного совета и одного из собственников МАУ. Именно поддержкой Майберга пользуется Бондарь.
У Дыхне может быть другой влиятельный союзник, второй крупный акционер МАУ Игорь Коломойский. Хотя прямо об этом ни он, ни другие участники процесса не говорят.
Читайте также: «Не общаюсь с акционерами – это мой иммунитет». Евгений Дыхнет о конфликте в МАУ. Интервью
LIGA.net спросила Бондаря о причинах конфликта между акционерами и деталях детективной истории, которая происходит прямо сейчас в крупнейшем авиаперевозчике Украины.

Кто такой Олег Бондарь
– Какова ваша роль в МАУ?
— У меня нет никаких должностей. Юридическое сопровождение компании поддерживаю с тех пор, как она перешла в частные руки – то есть где-то 10 лет.
– Вы представляете интересы Майберга?
– Я работаю с Ароном Майбергом давно, еще до МАУ, и именно с его подачи начал работать уже в этой авиакомпании.
– Какова его доля в МАУ?
– Не смогу ответить на этот вопрос из-за договора о конфиденциальности.
— Как насчет Аэрохендлинга? Правда, что именно вы – главный владелец этой компании? Или только председатель наблюдательного совета?
– Эта компания, безусловно, связана со мной. Также я предоставляю ей юридические услуги.

Контекст. Аэрохендлинг – хендлинговая компания, обеспечивающая обслуживание рейсов МАУ в Борисполе. Согласно реестру, бенефициаром компании указана Прокопенко Леся Владимировна, а владельцем – кипрская фирма «Ринорм Лимитид». Эти же лица в таких же ролях находятся в кейтеринговой компании «Премиум Сервисез», где Бондарь до конца 2020 года числился директором.

— Из слов Дыхне следует, что МАУ не может поменять Аэрохендлинг на другого подрядчика, хотя имеет к фирме много претензий. Компания связана с Ароном Майбергом?
– Майберг не является контролером этого бизнеса. Разве что как председатель Наблюдательного совета он олицетворяет МАУ – одного из крупнейших клиентов Аэрохендлинга. Но с тех пор как Аэрохендлинг начала обслуживать МАУ, ее клиентский портфель значительно расширился, и включает сегодня многих других перевозчиков.
Компания работает с МАУ около 10 лет. Эти контракты мы [Аэрохендлинг] получили на тендере. В последний раз такой проводился в разгар Covid в 2020 году. И именно Дыхне подписывал контракт, который мы, кстати, считаем не очень выгодным – он балансирует на грани рентабельности, но мы с этим согласились, чтобы поддержать МАУ в сложной ситуации.
Тот, кого нельзя уволить

— Именно вы пытались внести решение об увольнении Дыхне в реестр 11 ноября, правильно? Расскажите подробнее о механике его принятия.
– Я более 25 лет работаю на авиационном рынке как юрист. Уже давно мои функциональные обязанности расширились до бизнес-решений, финансовых и переговорных функций, в том числе для МАУ. В частности, занимался вопросами реструктуризации долгов МАУ перед основными государственными кредиторами.
Недавно меня пригласил к себе Арон Майберг и предложил занять пост президента компании.

– Когда именно?
– В сентябре. Мне сказали, что была дискуссия между акционерами, те обсуждали мою кандидатуру – собственно решение принято. Потому мне предложили занять место президента МАУ с первоочередной задачей: реструктуризация долгов компании.
Сразу после того, как у меня состоялся разговор с Майбергом, начались вбросы негативной информации обо мне, Аэрохендлинге, связанных со мной лицах. Эта кампания продолжается и по сей день.
– Сколько и кому сейчас точно должна МАУ?
Относительно размера и наличия долгов идут судебные споры, следовательно, точного размера нет. Если примерно, то МАУ судится с Украэрорухом примерно за 1,2 млрд грн, Борисполем – около 800 млн грн, Госавиаслужбой – около 600 млн грн.
Читайте также: В МАУ – прибыль, но СНБО говорит о банкротстве и остановке полетов. Что происходит?
— А лизингодателям?
Затрудняюсь ответить.
Контекст . Часть флота МАУ принадлежат компаниям, аффилированным с Игорем Коломойским.
– Это было тайное заседание, как говорит Дыхне?
– Нет. Он говорит, что готов уволиться, если его уволят так же, как и предшественников. Так вот, именно таким образом его и уволили. Те же лица приняли решение таким же образом, как и об увольнении его предшественника (Юрия Мирошникова. – Ред.) и назначении самого Дыхне. Общее собрание проводилось путем опроса. Решение об увольнении Дыхне от 11 ноября приняли 100% акционеров.
Потом я как председатель общего собрания вместе с секретарем пришли к нотариусу, чтобы засвидетельствовать подписи на решении. Нотариус распечатала решение, мы подписали, внесли наши подписи в реестр. Потом она вышла на несколько минут – ей кто-то позвонил – и вернулась с огромными глазами и заявлением, что знает, что Коломойский это не согласовал. Разорвала протокол у нас на виду.
– Вы обращались к другому нотариусу?
– Да, и узнали, что в этот же день Дыхне подал заявку на внесение регистрационных действий, которая заблокировала реестр. Так что мы не смогли внести в него нового подписанта.
– А почему решение все же отменили?
— Получилось, что Дыхне с одной стороны уволен, с другой – я как новый руководитель не могу приступить к исполнению обязанностей. Чтобы это не привело к какому-либо коллапсу в компании, акционеры решили отменить решение об увольнении в тот же день. Пока не поймем, что делать дальше.
— Дыхнет говорит, что просил протокол собрания, но его не предоставили. Почему?
— Мы не информировали его об этом, поскольку решение отменили. Если бы его внесли в реестр, была бы встреча с Дыхном, вручение ему протокола и приказа о его увольнении.
– Выходит как-то странно. Вы говорите, что удалось собрать 100% голосов акционеров за увольнение Дыхне и назначение вас. Почему тогда нотариус сказала, что Коломойский не согласовал?
– Я не знаю, откуда нотариус могла знать. Какая-то детективная история.

За что воюют Коломойский и Майберг
— До заседания или на нем Коломойский «дал добро» на это увольнение?
— Акционерами компании являются юридические лица – Capital Investment Project и «Онтобет промоушнз лимитед». От них есть уполномоченные директора, которые вправе принимать решение. В частности, на этот конкретный вопрос у них такое право было. Потому 100% акционеров его и согласовали. Таким же образом было принято и решение о назначении Дыхне и увольнении его предшественника.
— Теперь его невозможно уволить до сентября 2022 – конца действия контракта?
– Хуже. Согласно действующему решению суда, даже после этого – он неизменный президент, уволить его можно, а вот зарегистрировать это в реестре – запрещено до окончания спора. Я не представляю, как топ-менеджер на должности такого уровня может судиться с органами управления собственной компании. Тем более, прибегать к манипуляциям судебной системой. Имею в виду подачу трех исков с одинаковым предметом, наверное, чтобы обойти автоматическое распределение дел в суде. На мой взгляд, это граничит с уголовным преступлением, не говоря уже об этических стандартах или принципах корпоративного управления или комплаенса.
– Почему, по-вашему, он так держится за кресло?
Возможно, он оказался в каких-то сложных обстоятельствах, заставивших его так действовать. Трудно придумать, что это могло быть.
— Собственно, из-за чего увольнять Дыхне понадобилось именно 11 ноября – задолго до конца действия контракта в сентябре 2022-го?
— Акционеры недовольны результатами деятельности. Этому предшествовало несколько решений наблюдательного совета и, кажется, даже общего собрания, где отмечали недостатки его работы, а на одном из заседаний деятельность Дыхне была прямо признана неквалифицированной.
– Объясните возможные причины неудовлетворения подробнее.
– Насколько понимаю, перед ним ставили цель улучшить удельные показатели компании. Для этого недостаточно просто сократить ее вдвое. Ведь если обороты компании были скажем $1 млрд, и у вас убытки, то просто сократив компанию до, например, $200 млн, вы никогда не сможете покрыть эти убытки.
Потребовалось изменить процессы, чтобы компания заработала как лоукост.
— То есть задачей Дыхне было сделать из МАУ – лоукост?
– Под «как лоукост» я имею в виду выстроить свои бизнес-процессы так, чтобы они были наиболее оптимальными, в частности, с точки зрения расходов.
– Майберг в интервью называет еще какие-то «внутренние причины». Что он имеет ввиду?
– Мне неизвестно.
— Судя по интервью Майберга Forbes, между ним и Коломойским существует минимум три причины для конфликта: слишком дорогое авиатопливо, выгодное компании Коломойского, договоренности о лизинге самолетов и разное видение национализации? Это так? Что-нибудь еще?
— Без комментариев.
О национализации МАУ и конкурентах

— Дыхне предполагал, что возможная причина конфликта – деньги. Акционеры не могут прийти к согласию о финансовой поддержке МАУ? Вам обещали, что она будет, если вы возглавите компанию?
— Я понимал, что акционеры готовы финансировать – все акционеры. Исходя из этого, я соглашался. Не было такого, чтобы кто-нибудь из акционеров не соглашался финансировать.
– Возможно, вопрос в сумме, которую они согласны предоставить. Сколько денег нужно МАУ?
– В тех пропорциях, которые есть.
– Это каких?
— Не могу сейчас сказать, поскольку полной картины, происходящей в компании, у меня до сих пор нет. Она есть, пожалуй, разве что у Дыхне.
— А как вы относитесь к национализации МАУ? Что будете делать, если акционеры предложат готовить компанию к этому сценарию?
– Можно строить фантастические планы, какой будет судьба компании в дальнейшем. Но пока бизнес-идеи в варианте с национализацией я не вижу. Компания работает и способна работать в дальнейшем при сравнительно небольшой финансовой поддержке акционеров. Какой в этом смысл?
– 20 декабря Кабинет Министров Украины разрешил национальному авиаперевозчику Ukrainian National Airlines (UNA) потратить уставный капитал на приобретение гражданской авиакомпании (или доли в ней). МАУ может стать такой компанией?
– Теоретически им может стать любой наш перевозчик.
— Судя по нечетким описаниям министра инфраструктуры Кубракова форм-факторы МАУ на UNA – очень похожи: среднемагистральные и внутренние рейсы, гибридная модель, развитие транзита.
– Я не знаю, я честно не понимаю этой идеи. Какие цели ставит перед собой государство с этой авиакомпанией и чего она достигнет? Кому это принесет какие-нибудь бенефиты?
— То есть вы вообще скептически к «мечте» президента?
– Я не вижу в этом бизнес-идеи.
— Название другой новой авиакомпании Air Ocean очень сильно перекликается с маркетинговой компанией Вадима Смилянского ( Air Ocean Marketing) – многолетнего топ-менеджера МАУ и АэроСвита…
– Говорит, не его. Обижается, что они взяли схожее название.
— Еще один интересный момент – директор Air Ocean Николай Мельниченко был заместителем главы Госавиаслужбы, когда ту обвиняли в лоббировании интересов МАУ. Это тоже совпадение или все же у Air Ocean есть деньги акционеров МАУ?

— Мир авиационных специалистов – очень узкий. Люди, работавшие в АэроСвите, МАУ, SkyUp стабильно меняются позициями, и их сложно связывать с кем-то конкретным.
Читайте также: «Мечта» Зеленского уже в небе. Кто запустил авиакомпанию Air Ocean на самолетах «Ан»

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Случайные новости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Свежие новости