Госкапитализм президента Зеленского: регулирование цен, кадровые …

Должен знать

Госкапитализм президента Зеленского: регулирование цен, кадровые …
Отставки министров экономики, инфраструктуры и здравоохранения и госрегулирование цен на бензин. Эти новости объединяет не только дата – 14 мая 2021 года. У них общий центр идеологии – Офис президента Владимира Зеленского.
Еще год назад главным событием, где слова «экономика и Зеленский» фигурировали в одном предложении, был слив «пленок экс-премьера Алексея Гончарука» зимой 2020-го (запись неформальной встречи премьера, НБУ, руководства Минфина и Минэкономики, на которой обсуждали, как стимулировать экономический рост). Участники встречи рассуждали о том, что президент слабо разбирается в экономических процессах: «туман в голове» и «примитивное понимание экономики».
Сейчас все участники этой встречи уже потеряли свои должности или утратили влияние, а Зеленский намного глубже погружен в экономические вопросы. Через несколько недель после «слива» правительство Гончарука ушло в отставку, спустя несколько месяцев сменилось руководство НБУ, а в новостных лентах замелькали сообщения  о «большом строительстве», кадровых чистках в госкомпаниях, госрегулировании цен и помощи бизнесу в карантин.
Экономическая политика второго года президентства Зеленского сильно отличается от его дебютного. Если весной 2019-го, до выборов в Раду, соратники Зеленского говорили, что у партии Слуга народа либертарианская идеология, а после победы инициировали ряд реформ, которые ложились в эту концепцию: земельная, приватизационная и т.д., – то сейчас Украина, кажется, движется в сторону своей версии госкапитализма.
В такой системе именно государство, (ограниченный круг людей, находящиеся при власти), имеют решающее влияние не только на экономическую политику и бизнес-процессы.
Так ли это на самом деле? И действительно ли экономические взгляды Зеленского определяют важные для экономики решения других ветвей власти?
А если нет, то кто?

Шесть шагов Зеленского к госкапитализму 

«Это первое правительство, где нет топ-коррупции, но не воровать – недостаточно. Это правительство новых лиц, но лиц – мало. Нужны новые мозги и новые сердца», – так Зеленский в начале марта 2020 года объяснял в Верховной Раде свое решение отправить в отставку Кабмин Алексея Гончарука.
Пандемия коронавируса тогда только добиралась до Украины, поэтому радикальная смена правительства, которое поработало всего полгода, выглядела важным водоразделом президентского срока Зеленского.
«Новым сердцем» в понимании Зеленского стал Денис Шмыгаль, малоизвестный член Кабмина Гончарука, экс-министр общин и территорий. В марте 2021 года исполнился год его премьерства. Работа его правительства радикально отличается от экономической повестки, заданной Гончаруком.

Коротко «опорные» решения второго правительства Зеленского можно свети к шести пунктам.
1. Большая зачистка прорыночных людей 
Собеседники LIGA.net из окружения Зеленского объясняли отставку Гончарука «плохими рейтингами» экс-премьера: президент якобы опасался, что малопонятные широким массам реформы могут навредить его имиджу среди избирателей.
После смены правительства внезапные отставки стали визитной карточкой экономического блока власти при Зеленском: быстро и со скандалами уходили руководители Налоговой и Таможенной служб Сергей Верланов и Максим Нефьодов, а также глава НБУ Яков Смолий (последний сам подал в отставку после резкого разговора с президентом).

В похожем стиле был уволен глава крупнейшей госкомпании НАК Нафтогаз Андрей Коболев, которого заменил и.о. министра энергетики и несостоявшийся вице-премьер Юрий Витренко.
Последняя серия экономических отставок – 14 мая. Заявления написали министры экономики и инфраструктуры Игорь Петрашко и Владислав Криклий. Оба – по инициативе Офиса президента. 

2. Госкомпании снова становятся зависимыми
Продолжение кадровой темы – ситуация с госкомпаниями. Еще в начале срока Зеленский обещал большую кадровую перезагрузку в госсекторе и критиковал иностранцев с огромными зарплатами в набсоветах госкомпаний. 
Сейчас Кабмин своими действиями показывает, что готов удовлетворить запросы президента (кейсы Нафтогаза, Укргидроэнерго, Ощадбанка, Укроборонпрома), несмотря на риск разругаться с главным кредитором МВФ.
3. Большая стройка – десятки миллиардов ради рейтингов
Кабмин отреагировал на пандемию коронавируса созданием ковидного спецфонда на 60 млрд грн. Общий дефицит госбюджета вырос в разы – до 300 млрд грн в 2020 году и 240 млрд грн – в 2021-м.
Государство стало одним из главных игроков в экономике: деньги на пандемию начали тратить на имиджевый проект президента «Большое строительство», правительство помогало с единоразовыми выплатами пенсионерам (а в 2021 году – провело индексацию пенсий) и пострадавшим предпринимателям.
Денег хватало не всегда (иногда помогали госбанки, иногда везло с внешними условиями), а главную задачу – закупку вакцин – правительство провалило: весну 2021 года Украина заканчивает с худшими темпами вакцинации в Европе, а контракты с поставщиками сопровождались скандалами с намеком на коррупцию.
4. Регулирование цен
Постковидная инфляция не понравилась руководителям страны.
Кабмин время от времени вмешивается в ценообразование в разных сферах: ограничивал цены на газ для населения, пытался справиться с подорожанием продуктов питания, а сейчас вводит граничную надбавку к средней розничной цене дизтоплива и бензина. Инициатором последнего решения был Зеленский, говорят собеседники LIGA.net на топливном рынке.
5. МВФ на длинной паузе и откат реформ
Ограничение цен на газ – одна из причин безрезультатного завершения последней миссии МВФ. Украина почти год не может получить второй из пяти траншей антикризисной программы от Фонда (все пять в сумме $5 млрд планировались до конца 2021-го).
Основные проблемы – упомянутое вмешательство в рынок газа, ступор в судебной реформе (один из камней преткновения – роль иностранных наблюдателей в Высшем совете юстиции), откат реформы корпоративного управления на примере «схемного» увольнения главы Нафтогаза.
6. СНБО вместо прокуратуры и суда 
В мае 2020 года Владимир Зеленский назначил экс-президента Грузии Михеила Саакашвили главой Исполнительного комитета реформ, который переименовали в Офис простых решений и результатов.

Пока у структуры не так много достижений (она, в частности, работает над законопроектами о накопительных пенсиях и новой версией налога на выведенный капитал), за «простые решения» неожиданно стал отвечать Совет национальной безопасности и обороны.
На счету Совета – санкции против «топ-пропагандистов» и «воров в законе»,  бизнеса Виктора Медведчука, участие в разработке «закона об олигархах», в возможных планах – решения против облгазов Дмитрия Фирташа.

«Формула Кейнса» для Зеленского и его рейтингов

Что же об «экономической доктрине» Зеленского-Шмыгаля думают экономисты? Общих выводов два: украинское правительство не имеет четкой идеологии в развитии экономики, а президента больше интересуют рейтинги, чем долгосрочные экономические цели.
Почему так? Есть несколько наблюдений.
«Эклектическая и противоречивая»
Так экономисты описывают экономическую политику украинских властей.
В ней можно одновременно увидеть инициативы большой приватизации и попытки привлечения иностранных инвесторов (проект «инвестняни»), а также борьбу с олигархами, которые соседствуют с такими идеями, как «раскачать курс, «подогреть инфляцию», «реформировать» Нацбанк и Нафтогаз, указывает аналитик Concorde Capital Евгения Ахтырко.
У президента при этом остаются проблемы с пониманием макроэкономических взаимосвязей, считает исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский. «Пример – одновременно пытаться удешевить кредиты для бизнеса и ипотеку для граждан, и уклоняться от договоренностей с МВФ, успешная программа с которым позволила бы устойчиво снизить ставки», – поясняет он.
Зависимость Украины от внешней поддержки добавляет хаоса в экономической политике. «Есть явное желание разных групп влияния превратить государство в дойную корову, как это было во времена Януковича, – говорит Ахтырко. – С другой стороны, геополитическая ситуация не позволяет властям полностью подчиниться этим интересам и игнорировать пожелания западных партнеров».
Рейтинги – главный экономический KPI
Можно ли считать экономическую политику украинских властей скорее левой, чем правой? Единственный четкий ответ – она сильно ориентируется на реакцию потенциальных избирателей, полагает Вышлинский.
«Я не вижу у правительства Шмыгаля системной левой идеологии. Скорее, оно склонно к ручному управлению для достижения краткосрочных политических целей, – говорит он. – Показательные примеры – установление потолка цены на газ, договоренности с сетями АЗС, когда власти пытались не допустить потери доверия граждан из-за роста цен. То же самое касается кадровых назначений в правительстве и на госпредприятиях».
Борьба с ценами – красноречивый пример ориентации властей на рейтинги. «Когда инфляция была низкой, вопросы экономики не особо беспокоили президента, – отмечает эксперт Case Украина Евгений Дубогрыз. –  Сейчас наоборот – это важный приоритет».
До пандемии президент пытался строить имидж автора больших проектов для перезапуска экономики – Большое строительство, 5-7-9, доступная ипотека. Но коронавирус спутал карты: использование денег из ковидного фонда на дороги, больше навредило рейтингам властей, чем наоборот, добавляет Ахтырко из Concorde Capital.
Зеленский выбирает бизнесменов и популизм
Важная черта Зеленского, влияющая на общую экономическую политику властей, – будучи выходцем из среднего бизнеса, в целом он склонен поддерживать предпринимателей, говорит Вышлинский из ЦЭС.
«Особенно это проявилось в период пандемии, когда в поисках баланса между интересами здравоохранения и бизнеса Зеленский часто склонялся к более либеральной модели карантина, а также настаивал на господдержке пострадавших предпринимателей», – поясняет он. 
Вместе с тем, президент не готов обеспечивать повышенные госраходы за счет увеличения налогов и ужесточения администрирования. «Результат – раздувание бюджетного дефицита. То есть это просто популизм», – считает Вышлинский.
Зеленский и «формула Кейнса»
«Мне кажется, Зеленский принадлежит последнему поколения людей, которые автоматически ставят знак равенства между словами «государственный», «качественный»и «хороший», – полагает Дубогрыз из Case Украина.

Попытки увеличить роль государства во всем – следствие того, что у президента до сих пор нет понимания, кто наполняет бюджет (не олигархи, а простые украинцы своими налогами), добавляет он.
«Возможно, кто-то презентовал президенту «кейнсианскую формулу» Y=C+I+NX+G (Валовый национальный продукт = Частное потребление + Инвестиции + Чистый экспорт + Госрасходы. – Ред.), и сформировал убеждение, что простым повышением G можно ускорить экономический рост», – допускает Дубогрыз.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Случайные новости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Свежие новости