Понедельник, 8 марта, 2021

Год сурка. Каким будет 2021 год

Должен знать

Год сурка. Каким будет 2021 год
2021-й будет очень похож на предыдущий год. Потому и год сурка — как день сурка в известном американском фильме.

Мягкие карантины, жесткие локдауны — все это будет сменять друг друга минимум до середины весны. Разница будет лишь в том, что власти разных стран понемногу адаптируют ограничивающие меры и запреты будут не настолько вредными для экономики, как год назад, пишет Светлана Шмелева в №1-2 Журнала Корреспондент.

У ЕС практически закрыты внешние границы для так называемых несущественных поездок (читай: туризм). Франция вводит ограничения даже для приезжающих из стран ЕС. В Испании — карантин до 7 февраля, но его продлевают чуть ли не еженедельно. В Италии режим ограничений действует до 5 марта, но, конечно, может быть продлен. Та же Италия ввела дополнительные жесткие ограничения на въезд из Великобритании и Северной Ирландии, а также из Бразилии. Пока что ситуация выглядит так, что туристический сезон — 2021 уже скомкан и вряд ли разгладится. Хотя все еще может измениться, если темпы вакцинации удастся нарастить.

Потому и год сурка — хождение по тем же граблям, по которым власти бродили в 2020 году. Единственная надежда, что не весь год будет такая напасть — на извлеченные из прошлого года уроки.

Например, опыт Израиля и ОАЭ, которые смогли к 20-м числам января вакцинировать четверть населения, говорит о том, что темпы инфицирования резко замедляются. И не только среди вакцинированных.

В целом мировая экономика находится в состоянии выздоравливания после обвала, который случился в первой половине года ввиду первой волны локдаунов. Тогда, во втором квартале 2020 года, ВВП рухнул во многих странах даже более чем на 10%, что неудивительно для развитых экономик. Потому что в странах с развитой экономикой высока доля разнообразных услуг в ВВП — такие бизнесы попали под ограничения первыми и пострадали сильнее всего.

Дальнейшее будет зависеть от темпов вакцинации, адекватного сужения ограничительных мер и мощности мер по стимулированию национальных экономик.

ДЛЯ УКРАИНЫ — СПОЙЛЕР

Мы будем сильно отставать не только от развитых стран, но и от развивающихся по темпам вакцинации. Отчасти компенсировать это обстоятельство смогут относительно низкая доля очень пожилого населения и большое количество преодолевших COVID-19, но не попавших в статистику. Дорогой ценой наработанный так называемый «стадный» иммунитет может сузить потребность в вакцинации и замедлить распространение инфекции среди невакцинированных.

Надеемся, что Кабмин извлечет уроки из январского локдауна и оценит масштабы экономических потерь. И последующие ограничительные меры будут более адекватными и куда более щадящими для экономики.

Надеемся, что Рада при поддержке Кабмина и президента решится на либерализацию в экономике, а Нацбанк переместит поддержку кредитования со скупки ОВГЗ на кредитование экономики и стимулирование ипотеки.

Пока что у нас на руках невнятное правительство, а у него — слабая политика в области международного сотрудничества. И еще — сложный инвестиционный климат. Первое и второе отодвигают момент, когда Украина решит проблему массовой вакцинации и получит доступ к свободному перемещению граждан, а также сможет отказаться от обременительных для экономики ограничений. Третье усложняет и тоже отодвигает момент, когда отечественная экономика вернет утраченное. Даже при самых позитивных ожиданиях, которые публикует Минэкономики, по итогам 2020-2021 годов Украина в лучшем случае вернется к уровню 2019 года, а наиболее вероятный сценарий обещает откат к 2018 году.

Все это оставляет украинцам непростые альтернативы — пассивно ждать погоды у моря, собирать детей и чемоданы или все-таки подталкивать политиков к действиям в надежде на активные изменения к лучшему.

А теперь — о том, что вокруг Украины.

БУДЕТ МНОГО ДЕНЕГ

Самый свежий прогноз МВФ (опубликован в октябре 2020 года) говорит о том, что мировой реальный ВВП мог упасть в 2020 году на 4,4%, а в 2021 году ожидается его восстановление на 5,2% по сравнению с предыдущим годом. В 2022 году восстановление замедлится — лишь +4,2% по сравнению с предыдущим годом.

Что сулят Украине? МВФ прогнозировал спад ВВП на 7,2% в 2020 году и восстановление на 3% в 2021 году. Возможно, когда в конце января, уже после подписания этого номера в печать, появится следующий прогноз от Фонда, он свои оценки улучшит. Потому что украинское правительство предполагает, что ВВП в 2020 году упал не более чем на 5%, а в 2021 году восстановится на 4,6%.

Мы почему столько много толчем о ВВП? Потому что его динамика — это приводной ремень всего или почти всего. Быстрее растет ВВП — растут зарплаты. Выше ВВП на душу населения — это самое население больше может себе позволить покупать и оплачивать. Правда, есть такая проблема, как разрыв в темпах роста цен и темпах изменения курса национальной валюты. И мы за счет этого время от времени получали фактически фиктивный рост ВВП. Но это отдельная и длинная история.

Главный вывод по поводу ВВП: чем лучше даже официальная экономическая статистика и прогнозы по ее поводу, тем приятнее и легче жить в стране.

К слову, как оказалось, легче всего перенесла пандемию страна, откуда вирус и пошел, — КНР. По оценкам МВФ, падение ВВП Китая по итогам 2020 года вообще не будет отмечено. Китай — единственная крупная экономика, которая покажет рост, хотя и небольшой — +1,9% по сравнению с 2019 годом. А в 2021 году КНР будет чемпионом — прогнозируют аж +8,2%. Почему? Потому что «раньше сядешь — раньше выйдешь». Китай раньше прочих попал в турбулентность. И раньше прочих из нее начал выходить, активно зарабатывая на производстве средств защиты, например. Традиционные экспортно ориентированные отрасли были поставлены на паузу очень ненадолго.

Реальность уже показывает, что КНР опережает прогнозы МВФ. Согласно предварительным официальным данным, которые Пекин опубликовал 18 января, валовой внутренний продукт вырос на 2,3% в 2020 году. Ожидается, что в этом году Китай продолжит опережать своих конкурентов, при этом ВВП будет расти самыми быстрыми темпами за десятилетие — 8,4%, согласно опросу аналитиков, предпринятому агентством Reuters несколько недель назад. То есть МВФ пожадничал с перспективами — дела у Китая будут лучше его ожиданий, похоже.

Много это или мало? По итогам двух лет получится что-то около 5,5% среднегодового роста. И это ненамного меньше психологически важной отметки в +6% динамики ВВП за год, которую Пекин ставит себе целью иметь в качестве минимально допустимой.

Ради стимулирования своей экономики и предотвращения слишком глубокого спада Пекин начал заливать ее деньгами раньше всех — уже в феврале-марте пошли сообщения о программах по развитию инфраструктуры и финансированию расходов местных бюджетов на эти цели. К слову, безумный взлет цен на металлы и железную руду имеют причиной, прежде всего, возросшие аппетиты Китая.

ЕС и США? Тоже стимулируют свои экономики. В суммах намного активнее, чем тот же Китай. Речь идет о триллионах долларов и евро. В нынешнем году такая политика продолжится, потому что надо выгребать из экономического кризиса, вызванного не особо грамотно организованными локдаунами. Обвинять правительства за неадекватность ограничительных мер все же не стоит — это плата за опыт. Реально мало кто весной понимал, какие меры адекватны, а какие избыточны.

БУДЕТ ДОРОГО

Мы заплатили за этот опыт колоссальную цену — мир в целом. Права была директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева: «Этот кризис не похож ни на какой из предшествующих». Но правы были и руководители стран — ключевых спонсоров Фонда, когда были умеренны в увеличении финансирования Фонда. Потому что МВФ так и не сумел в достаточной степени адаптировать свои требования по поводу новых программ поддержки к новым условиям — это видно по той же программе для Украины, запущенной в июне 2020 года. Там сохранились вот те все кудахтанья по поводу «не смейте снижать налоги».

Что дальше? Центральные банки развитых стран продолжат печатать деньги: США, ЕС, Япония и КНР. Это будет удешевлять финансовые ресурсы, но подтолкнет инфляцию доллара и евро. Это уже видно по росту большинства сырьевых товаров — за исключением нефти, которая дорожает очень умеренно после глубокого обвала в марте-апреле 2020 года.

По мере восстановления международных пассажирских перевозок и сужения ограничительных мер внутри стран цены на энергоресурсы будут стремительно расти. И не только ввиду того, что спрос поднимется, но еще и потому, что в течение «тощего» 2020 года многие добывающие компании были вынуждены сворачивать геологоразведку и бурение новых скважин на имеющихся месторождениях. Для восстановления роста добычи придется подождать. И если это «подождать» затянется, а спрос будет опережать, мы и $80-90 за баррель можем увидеть. А бензин в Украине — дороже 35 грн за литр даже при курсах до 28,5 за доллар.

В конечном итоге почти все будет зависеть от темпов вакцинирования — именно глубина вакцинирования населения в развитых странах позволит политикам снимать ограничения и позволить перезапуск полноценной экономической активности.

Но кое-что останется надолго. Очень похоже, что резкое подорожание еды — неизбежно. Уже дорожает кормовое зерно. Впереди — подорожание мяса, молочных продуктов и яиц. Это следствие двух факторов. Первый: эмиссия денег крупнейшими экономиками. Все банально — рост производства еды не поспевает за ростом производства новых денег. Второй: во время пандемии ограничительные меры крайне негативно сказались и на агропроизводстве, и на логистике. Со вторым фактором можно разобраться относительно быстро. А вот избыток ликвидности — увы. Тем более что на рынке есть финансовые спекулянты (ничего против них не имею), которые, видя первый и второй факторы, крепко вкладываются во фьючерсы на продовольствие, подталкивая рост цен.

Ну и еще одно обстоятельство: более или менее благополучное состояние китайской экономики означает, что население КНР будет питаться все более качественно и обильно. Следовательно — рост спроса и рост цен. Кстати, уже появились прогнозы, что в ближайшее десятилетие КНР обгонит США по абсолютному размеру ВВП. В том числе помогут в этом последствия «ковидного» экономического кризиса. Так что рост спроса со стороны Китая на продовольствие и много чего еще неизбежен. С соответствующими последствиями для роста цен.

ЭТО ВСЕ ДО МАЯ?

Развитые страны закончат вакцинировать группы риска к марту, а к маю глубина вакцинирования в целом перевалит за 50%. В Украине вакцинирование групп риска начнется не раньше марта. Примерно так следует из наших изысканий по поводу перспектив вакцинации в Украине и за ее пределами.

Медики и аналитики говорят, что примерно к началу лета в развитых странах будет сформирован достаточный массив привитых и переболевших, что позволит не только резко сузить ограничительные меры, но расширить поставки качественных вакцин в развивающиеся страны.

Все это вместе позволяет надеяться, но не наверняка рассчитывать, конечно, что к лету туризм и авиаперевозки в целом могут быть сильно либерализованы. Да, могут сохранить в качестве обязательных разумные меры по социальному дистанцированию, маски для авиапассажиров, санитайзеры в публичных местах. Но это и раньше стоило вводить. Например, в том же Риме автору статьи местные жители не раз жаловались, что «эти туристы из Азии (понятно кто) каждый год под Рождество привозят очередной грипп».

Ну и, конечно, введут «COVID-сертификаты» о наличии иммунитета. Какими будут эти документы, как будут защищать их от фальсификации? Каким образом при этом будут исключены дискриминация и нарушение прав на свободу перемещения? На эти вопросы еще предстоит найти ответы. И в том же ЕС об этом уже крепко задумываются (стр. 32). Так или иначе, внедрение таких систем должно ослабить собственно сами ограничения и подтолкнуть экономический рост.

В какой-то мере мы заплатим сужением приватности за возможность вернуться к более или менее нормальному образу жизни. Но, с другой стороны, после введения биометрических документов с чипами и внешними базами данных о реальной приватности говорить уже поздно.

Что важно: движение к нормальности будет происходить в развитых и развивающихся странах с разной скоростью. Потому что развитые получат вакцинацию подавляющей части населения первыми. Первыми же вернутся к нормальности. Первыми получат восстановление экономик. Но так ли уж безнадежна ситуация в развивающихся странах?

В странах, как раньше называли, «третьего мира» цена правительственных ошибок намного ниже для политиков. Цинично говоря, руководители в развивающихся странах меньше оглядываются на последствия своих решений ввиду своих политических перспектив. Если в развитой стране политика могут смести с шахматной доски навсегда за приставание к горничной в отеле (и примеры бывали), то во многих развивающихся президенты могут игнорировать факт «ковидной» эпидемии, допустить дикий всплеск смертности и заболеваемости, но не потерять свою должность.

Не из-за политической неразвитости жителей развивающихся стран, отнюдь. А просто потому, что в бедной стране вероятность умереть раньше из-за потери работы ввиду локдауна намного выше вероятности умереть от коронавирусной инфекции.

Тем не менее минимум на год-два «первый мир» будет явно и неявно огораживаться от всех остальных. Пока ситуация с COVID-19 себя не исчерпает естественным образом.

НЕМНОЖКО ТРЕНДОВ

Ограничительные меры, внедренные за последние 10 месяцев, очень многому нас научили. Например, дистанционной работе. Фактически везде, где было можно, пересели на дистанционные формы. Научились применять их почти везде — для работы, торговли, сервиса, учебы и т. п. Пока что личное общение остается привилегией для узкого круга приятелей или для ситуаций, в которых иначе никак.

Мы вернемся к прежнему образу жизни? Вряд ли. Примером могут быть банки — они и до эпидемии активно развивали дистанционные формы общения с нами, сайты, мобильные приложения, чат-боты, вот это все. А уж во время эпидемии не только продолжили этим всем заниматься, но и активно закрывали отделения.

Этому примеру уже следуют многие сервисы и розничная торговля. Потому что это не только вопрос снижения издержек — а дистанционное обслуживание дешевле, безусловно. Это еще и устойчивость бизнеса к возможным новым ограничениям.

Мы видим бешеную скорость адаптации к новой реальности и у наиболее продвинутых розничных сетей. Они обзавелись не только интернет-магазинами, это было в том или ином виде и раньше, но и собственными мощными службами доставки.

Как показывает опыт 2020 года, учебные заведения очень тяжело перенесли карантинные ограничения. Особенно средняя школа. Ей еще предстоит переваривать и адаптироваться, потому что ограничения вряд ли снимут быстро.

А вот с вузами принципиально иная ситуация. Там сложилось четкое разделение на те учебные заведения, которые играют преимущественно роль резервуара для потенциальных безработных, и на те, которые реально учат. Первые будут продолжать заниматься этой невнятной функцией — выдавать ничего не стоящие дипломы. Вторые активно развивали дистанционные и индивидуальные формы обучения и получения навыков.

И вот тут внезапно обнаружилось, что топовые иностранные университеты и колледжи открыли свои виртуальные аудитории для иностранных студентов. В том числе запустили и бесплатные образовательные программы. А платные в большинстве открываются в виртуальной версии с намного более низкими ценниками, чем офлайновые. Что резко расширило доступность качественного образования в крутых учебных заведениях. И не только за счет ценников — если нет необходимости жить в стране, где жизнь намного дороже, если нет необходимости сражаться за учебную визу, то в целом обучение становится в разы дешевле.

В определенной степени схожие процессы наблюдаются и по части занятости. Смещение к удаленным формам работы стало для многих профессий днем Д. И за этим цепочкой потянулось множество последствий. И создание систем контроля/управления для дистанционно работающих сотрудников. И возможность в крупном городе привлечь на работу людей из провинции, которые зачастую больше мотивированны. И возможность сократить издержки на содержание офиса, в том числе перенаправив часть сэкономленного на оплату персонала и его издержек, связанных с дистанционным характером работы. И это все внутри страны. Но не только.

В развитых странах дистанционные формы работы тоже стремительно наращивают популярность не только как чрезвычайная форма организации бизнеса, но и как вполне рядовое решение. Тем более что оно повышает устойчивость бизнеса к каким-то неожиданным ограничениям. Как следствие, иностранные работодатели стали намного лояльнее к идее найма украинских сотрудников для дистанционной работы.

В итоге мы увидим выравнивание условий оплаты для персонала, который может быть занят дистанционно. Как внутри страны — между небольшими и крупными городами, так и трансгранично — между Украиной и, например, Польшей или Чехией. Лишь бы языковый барьер не мешал конкретному работнику найти работу не дома, а за рубежом.

Ну и не секрет, что во всех отраслях бизнеса, технологий и науки, связанных с охраной здоровья и его укреплением, сейчас просто бум разразился. Биотехнологии и генная инженерия, системы защиты, фармацевтика, медицинское приборостроение, новые материалы и многое другое — тут будет колоссальная активность не только потому, что есть спрос в связи с конкретной эпидемией. А еще и потому, что человечество увидело риски, связанные с глобальными эпидемиями. И готово платить за предотвращение потерь, подобных тем, которые оно понесло в 2020 году и продолжает нести в наступившем.

Случайные новости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Свежие новости