Дарья Касьянова о детях из интерната — новости Украины

Должен знать

Дарья Касьянова о детях из интерната — новости Украины
О том, почему везти новогодние подарки в детский дом – плохая идея, и как предотвратить попадание ребенка в интернат, рассказала программный директор СОС Детские Городки Украина, глава правления «Украинской сети за права ребенка» Дарья Касьянова.
Вы давно не поддерживаете запалволонтеров и спонсоров вести подарки детям в интернатные учреждения в новогодние праздники. Много достойных людей не понимают, почему эти поездки неправильные: «Мы же хотим, как лучше». Когда-то я тоже считала хорошей идею передать в детский дом игрушки, купить подарки. Посетив эти учреждения практически во всех областях Украины, поняла, что решение приехать в интернат раз в год и «приобщиться к добру» — это зло.Поговорим, почему. Читала, что непродуманные материальные подарки формируют у детей потребительское отношение.Мне на днях написала одна мама. Каждый год под Новый год ее приемная дочь собирается уходить обратно в интернат, надеясь получить подарки от волонтеров. Это показательная история.Многие дети там привыкли заказывать конкретные материальные подарки от разных организаций. Телефон и игрушку, плюс конфеты, одежду, эмоциональнее вещи (поход в цирк и т.п). Особенно это наблюдается в учреждениях поближе к большим городам, где выше материальные возможности и порывы волонтеров. Это не вина детей. Это взрослые обучают их манипулировать.В интернатных учреждениях формируется инструментальное отношение или потребительство / фото , Владислав МусиенкоВ интернатных учреждениях формируется инструментальное отношение или потребительство. Возьмем подготовку концерта к приезду спонсоров. Все должны танцевать и читать стихи, чтобы получить подарок. Дети активно участвуют в манипулятивном процессе, рассказывают стихотворение подушевнее, поют песню погрустнее. Хочешь или нет – будешь «ангелочком», как все. Это в семье ребенок может сказать: «Не буду «снежинкой», хочу быть «волком»». В учреждениях, как правило, выбора нет. Ребенку дают несвойственные роли, усугубляя психологические проблемы. Это не прямая вина благотворителей, но их визиты влияют.Уже взрослые бывшие выпускники интернатов рассказывают, как много лет профессионально выпрашивали дорогие подарки у взрослых, а лучше бы их научили полезным для жизни навыкам. Также читала, что непродуманные подарки детям в интернатах приводят к «расстройству привязанности». Ребенок может считать родителем любого, кто ему улыбнется и подарок подарит. Это так?Это правда. Моих знакомых усыновителей поражает, как охотно ребенок всех называет «мамой и папой». Это не о всеобщем доверии к миру. По факту, ребенок ни к кому не привязан.Ребенок нуждается в объятиях, в тепле и заботе. Это позволяет развиваться. Не получая этого или получая от разных людей, ребенок ищет варианты себя успокоить. В фильмах показывают, как маленькие дети раскачиваются в манеже (самоукачивание). Ребенок постарше может грызть пальцы (самоуспокоение), петь себе колыбельную.Нарушение привязанности может сформироваться у детей, которые находятся в интернате с рождения или с раннего возраста / фото Дарья Касьянова/FacebookКак новогодний подарок ребенку, условный килограмм конфет, может привести к расстройству привязанности?Не каждый ребенок в интернате, которому привезут конфеты, столкнется с расстройством привязанности. Нельзя расстроить привязанность десятилетнего ребенка, попавшего в интернат, когда семью лишили родительских прав. Какой бы ни была семья, как правило, это дети с привязанностью.Нарушение привязанности может сформироваться у детей, которые находятся в интернате с рождения или с раннего возраста. Привязанность формируется после рождения до одиннадцати месяцев. А ведь у нас многие любят ездить именно к маленьким детям в дома ребенка, мол: «Девочки, едем, будем менять памперсы, носить на руках…» Откуда у ребенка взяться привязанности, если каждые выходные приезжают новые взрослые? Как думаете, карантин снизит активность праздничных визитов в интернаты в этом году?Общих рекомендаций на национальном уровне нет. Регионы будут исходить из своей эпидобстановки. Конечно, визиты в закрытые учреждения – это серьезный риск распространения коронавируса. На западной Украине после приезда в интернат родителей, случился всплеск COVID-19 среди детей и персонала.Не знаю ни одного учреждения, где дети остаются без подарков / фото , Валерий ШмаковНо понятно, люди поедут… Пока есть интернаты, будут желающие «создать детям праздник». Возможно, в этом году не станут постить в инстаграм фото с детками, как все любят.Опять же, в этом году дети не останутся без подарков. Не знаю ни одного учреждения, где дети остаются без подарков. Всегда есть губернаторы, головы рад, депутаты, которые организуют поздравление, привезут конфеты и мандарины. В Донецкой и Луганской областях дети тоже не останутся без подарков. Там в интернаты тоже поедут, в том числе, военные.Хорошо, можно не ехать. Но как быть, если очень хочется чем-то помочь детям?Если очень хочется передать подарки, есть «Новая почта». Классная идея – оплатить детям лечение зубов, ведь в интернатах все с ужасными зубами. Но в условиях это COVID-19 рискованно. Курсы для подростков актуальны для любых интернатов. В конце концов, можно провести онлайн мастер-класс, организовать онлайн встречу с интересным человеком. Благодаря спонсорам, многие интернаты имеют хорошую систему электронных досок, проектор. А детям важно слушать поучительные истории.Книжки, которые торжественно собирают волонтеры, не читают. Сейчас дети больше живут в социальных сетях, и онлайн каналы коммуникации для них интереснее.Призываю к одному – думайте, почему вы это делаете. Когда в преддверии нового года возникает душевный порыв помочь, помогите семье в стесненных обстоятельствах по соседству.Под сопровождением нашей организации «СОС Детские городки Украина» более двух тысяч семей с детьми. Мы знаем их индивидуальные потребности, поддерживаем материально, оказываем психосоциальную помощь. Делаем все, чтобы ребенок не оказался в интернате. Когда пишут: «Давайте соберем подарки сиротам в интернаты», — всегда говорю, что в интернатах практически нет сирот. Там родительские дети.Сейчас в рамках проекта с ЮНИСЕФ и Минсоцполитики мониторим семьи, куда дети из интернатов были возвращены на период карантина. Сделали срез пяти областей. Проект показал, что отдающие детей в интернаты семьи – не какие-то асоциальные, не «монстры». К счастью, «монстров» лишают родительских прав. Это уязвимые семьи, остающиеся один на один с проблемой, которые не знали, к кому обратиться, и не верили в помощь.На интернатные учреждения выделяется хорошее финансирование / фото Дарья Касьянова/FacebookВ начале года случился скандал в винницком доме ребенка, когда принесенные волонтерами игрушки и одежду выбросили на мусорник. Тогда чиновники пообещали разработать инструкцию, что везти в интернаты. Была ли она разработана? О такой инструкции не знаю, помню, были разные мнения об этой истории. Можно ли везти детям б/у вещи или нет. Сообщалось, что в интернаты рекомендуются везти новые вещи, ведь их ставят на баланс для отчетности. А б/у вещи им не нужны, ведь это может быть опасно.Нужно сказать, что на интернатные учреждения выделяется хорошее финансирование, есть спонсоры. Директор интерната никогда мне не говорил: «Даша, привези для детей носочки». Вот в приюте просили дезодоранты, прокладки для девочек, зубные щетки. А в интернат от нас нужна была микрокотельня, промышленные стиральные машины, сушилки, ремонт крыши. Знакомые недавно пришли в интернат, мол, можем защитные маски детям закупить. Их попросили плитку во дворе положить, ведь по траве неудобно на каблуках ходить.Приюты финансируются из местных бюджетов, а интернаты из областного либо государственного / фото Дарья Касьянова/FacebookПочему такая разница между интернатами и приютами?  Приюты финансируются из местных бюджетов, а интернаты из областного либо государственного. Плюс, приюты переполнены, детей много, сменяемость большая. Поэтому туда охотно берут б/у вещи, обувь, игрушки.Если волонтеры сильно хотят помочь, то пусть узнают о Центрах социально-психологической реабилитации. Туда можно привозить одежду (постиранную, выглаженную), фрукты, соки.Можно узнавать про интернаты для детей с инвалидностью, детские дома семейного типа для сирот, лишенных родительской опеки. Они воспитываются в приемных семьях, которые охотно принимают одежду для детей.Интернаты — не самые обделенные учреждения. В тех же домах ребенка есть и памперсы, и коляски.Зачем же они принимают помощь, если у самих все есть? Тех же памперсов много не бывают. В этих моментах не буду осуждать. Времена разные переживаем, запасаются, чем можно. Часто дома ребенка передают памперсы в больницы для «детей-отказников».Что касается вещей… У меня был классный опыт. Передала в учреждение вещи дочери, но детям они не достались. Через время встретила сотрудницу интерната, ее дочь была одета в одежду моей. В детских домах дети, в лучшем случае, гуляют во дворе, в худшем — смотрят телевизор / фото , Валерий ШмаковУ нас интернаты в интервью получаются настоящими «злодеями». Интернаты — не монстры. Никогда не говорю, что там работают плохие люди, нет. Но эти люди вечером идут к своим семьям, а дети остаются со сменными нянями и воспитателями, которые не слишком рады ночевать в учреждении.LEGO и пазлы в детских домах хранятся на верхних полках. Детям их дают, когда приезжают спонсоры. А так они, в лучшем случае, гуляют во дворе, в худшем — смотрят телевизор. Няньке так удобно. При этом, знаю много сотрудников интернатов и директоров, которые сами усыновили детей со своих учреждений. Но это не про плохо или хорошо. Сама система, стены, подходы враждебные для ребенка.Они хороши, когда ребенка бросили на улице и нужно его экстренно накормить и обогреть. В формате краткосрочной помощи. Но дети зависают в учреждениях на года. Психологи отмечают — развитие ребенка начинается с точки покоя. В интернате покоя нет.Когда-то меня шокировала книга «Соленое детство» выпускника интерната Александра Гезалова. Он писал, что плохой детский дом лучше, чем хороший. Потому что хороший детский дом — это как колыбельная перед расстрелом. В таком детском доме может быть красиво и уютно, взрослые привозят дорогие подарки и улыбаются. Но в 18 лет ребенок выходит на улицу без образования, потому что его не научили учиться, не объяснили, как трудно деньги зарабатываются. Все вещи ему просто «приходили». Человек вырос не приспособленным, не понимает, что делать дальше.Знакомый рассказал, как вышел из интерната со своими документами и матрасом. Сначала не понимал, зачем выдали матрас, а вечером понял – ночевал на нем на вокзале. Идти было некуда.Ваш недавний пост в Фейсбук о том, что посещать на праздники интернаты нужно только тем, кто ездит в конкретные учреждения к конкретным детям – это о наставниках?Главное в этом посте то, что не нужно ехать в интернаты. Но знаю людей, которые ездят небольшой постоянной командой. Они знают потребности конкретных детей, обучают их финансовой грамотности, смотрят вместе фильмы, общаются, во время карантина придумывали зум-вечеринки. Стали для детей друзьями. Это — хороший пример.Наставничества, как такового не существует. Когда его завели в законодательную рамку, ввели много ограничений (нужно обучиться, собрать пакет документов), количество желающих поубавилось.Нужно быть готовым, что дети травмированные, они могут манипулировать, они ждут родителя, а не друга «на белом коне» / фото Дарья Касьянова/FacebookК чему еще нужно быть готовым, если хочешь стать наставником?Идя в наставники или решив усыновить ребенка, важно пройти обучение. Даже волонтерам, которые приезжают в учреждения, важно подготовиться к поездке. Узнать, на какие темы с детьми не разговаривать. Например, нельзя спрашивать: «Почему ты оказался в детском доме, у тебя плохие родители? Тебя здесь бьют?» Если ребенок сообщит о насилии, то станет изгоем.Нужно быть готовым, что дети травмированные, они могут манипулировать, они ждут родителя, а не друга «на белом коне».Кроме того, быть наставником пятилетнего ребенка – это одно. Поиграли в машинки, почитали сказку. У детей такого возраста больше возможностей найти приемную семью. А вот дети-подростки действительно нуждаются в значимом взрослом, которому можно доверять. В человеке, который поможет, поговорит о проблемах. Но все равно ребенок будет ждать родителя.Расскажу о своем опыте общения с девочкой из интерната. Я считала себя наставником. Мы созванивались, я покупала ей какие-то вещи, подарки. Как-то написала ей на праздник, а она не ответила. Когда приехала в детский дом, она со мной сначала демонстративно не общалась. Я ее отозвала и услышала: «Зачем я тебе, у тебя же есть дочь». Я считала себя наставником, а ребенок видел во мне маму.Слышала, что сами интернаты не слишком заинтересованы в наставниках для детей. Даже отговаривают желающих. Когда обученный наставник приходит в интернат, сразу многое может увидеть. В том числе, какие-то факты насилия над ребенком, булинг.У меня был личный опыт. Приехала в интернат, где знала детей. Мальчик мне рассказал, что его сестра (13-14 лет) беременна, лежит в изоляторе, к ней никого не пускают. Если бы я сразу пошла выяснять, сделала бы хуже. Так что позвонила в Службу по делам детей, попросила разобраться. Оказалось, что в изоляторе несколько девочек. У сестры мальчика срок беременности не позволял сделать аборт, планировали искусственные роды, вопреки желанию девочки. Эта история закончилась хорошо, она родила, родители мальчика оформили опеку над ней и ребенком.Главное разочарование людей, которые много лет работают с детьми в интернатах, – они ничего не поменяли / фото На ваш взгляд, у людей понемногу появляется понимание, что нужно детям в интернате, замечаете перемены?Ситуация меняется, но не радикально. Кто-то раньше возил подарки, а теперь помогает детям в интернатах получать какие-то навыки, осваивать профессии. Кто-то начал помогать онкобольным детям или уязвимым семьям. А кто-то перестал заниматься благотворительностью, ведь в их картине мира помощь детям в интернатах была «священной».Многие годы общественное мнение делится пятьдесят на пятьдесят. Одни считают, интернаты – это зло. Другие – спасение. Люди живут в «шпагате».Мы говорим: «Если со мной что-то случится, только бы мой ребенок не попал в интернат». При этом, если условная семья нам не нравится (мать выпивает или что-то еще) рассуждаем: «Пусть ребенок идет в интернат».Главное разочарование людей, которые много лет работают с детьми в интернатах, – они ничего не поменяли. Многие девочки в первые полгода после выхода из учреждения беременеют, а мальчики совершают правонарушения. Люди, которые много лет ездили к этим детям, звонят мне и сетуют, как же так, это ведь классные дети…Лучше предотвратить попадание ребенка в интернат, чем потом годами ездить туда с подарками, а результатов это не даст. Нужно помогать семье. А если ребенок растет в плохой семье, нужно дать ему хорошую приемную.Ирина Петренко

Случайные новости

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Свежие новости