Пыл угас. Крым погряз в общероссийской коррупции и несвободе — The Economist

13-06-2019, 11:09
0

Спустя пять лет, прошедших после аннексии Крыма Россией, полуостров столкнулся с теми же проблемами, что и остальная часть РФ — коррупцией, управленческими проблемами и репрессиями, пишет журнал The Economist.

8 июня это влиятельное издание опубликовало материал под названием Спустя пять лет после захвата Россией Крым все еще в подвешенном состоянии (Crimea is still in limbo five years after Russia seized it)

Пьедестал памятника Екатерине II в Севастополе венчает дерзкая надпись: «Памятник возрожден в честь воссоединения Крыма с Россией в 2014 году навсегда». […]

Сергей Алексашенко, бывший замглавы российского центробанка, полагает, что за последние пять лет Москва потратила на Крым 1,5 трлн рублей ($23 млрд), что равнозначно трехлетнему бюджету расходов на здравоохранение. […]

И все же вызванный аннексией патриотический пыл угас. «Эйфория полностью прошла», — говорит известный [крымский] бизнесмен Олег Николаев.

Регион страдает от тех же проблем, что и остальная часть России: коррупция и неэффективное управление, инфляция и падение зарплат, репрессии и запреты. «Мы строим дорогу, затем разрываем ее, чтобы проложить трубы. Затем мы строим дорогу снова, но забываем об уличных фонарях, поэтому все разрушаем и начинаем заново», — сетует Николаев. «Губернатор» Севастополя, назначенный Путиным извне, раздражал местных жителей [Сергей Меняйло, в Крыму работал в 2014—2016].

Поддержка аннексии остается высокой. И все же недавнее исследование[социолога] Владимира Мукомеля из Российской академии наук выявило недовольство «российской бюрократической машиной, кадровой чехардой, коррупцией». Требования стабильности уступили место стремлению к переменам.

Спорный правовой статус Крыма усугубляет проблемы. Западные санкции стесняют бизнес. Значительные частные инвестиции редки и больше похожи на донкихотство. Группа инвесторов из Санкт-Петербурга надеется превратить пыльное конструкторское бюро советских времен на окраине Севастополя в российскую Силиконовую долину. «Что нужно технарю? Он сам, ноутбук и вдохновение, — говорит Олег Королев, управляющий директор технопарка [ИТ КРЫМ — прим. ред.]. — Почему бы не на берегу моря!». Подобные оценки умалчивают о тех вещах, которые начинающий предприниматель может не найти в аннексированном Крыму: связь с внешним миром, доступ к капиталу и верховенство права.

Новый аэропорт предлагает рейсы исключительно в пределах России. У крымчан проблемы с получением виз в другие страны, поскольку лишь немногие из них признают аннексию. Пересекать сухопутную границу с Украиной — а этот поток оценивается в 200 тыс. человек ежемесячно — означает быть готовым к длинным очередям и пытливым пограничникам. Большинство банков, включая даже российских государственных гигантов, считают регион токсичным — напрямую его обслуживают лишь несколько мелких финучреждений. Чтобы заказывать покупки в интернете, крымчане используют VPN-сервера, скрывающие их местонахождение. Компании сотрудничают с фирмами на материке, чтобы избежать проблем с поставщиками. Появилась целая ниша дельцов, предлагающих доставку товаров из IKEA и других гипермаркетов в Краснодаре, который находится сразу за Керченским проливом.

 

По словам Мукомеля, госслужащие и пенсионеры стали единственными, кто выиграл в материальном плане. […]

Аресты, преследования и исчезновения стали обычным явлением. Один крымскотатарский активист говорит, что милиция угрожает им: «Будешь плохо себя вести — станешь «потеряшкой». Активисты создали группу Крымская солидарность для поддержки политзаключенных.

шаблоны для dle 11.2


Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив